Приморское региональное отделение
Вступить в региональное отделение ДР

Архив событий

14 Августа 2019

Окно в Азию прорублено. Но показать из него нечего

В преддверии V Восточного экономического форума «В» решил посмотреть на итоги предыдущих саммитов, оценить возможности нынешнего мероприятия и дать прогноз по поводу ВЭФ в будущем. 

В собеседники редакция газеты пригласила председателя Приморского регионального отделения «Деловой России», общественного уполномоченного по вопросам осуществления предпринимательской деятельности на территории свободного порта Владивосток и территорий экономического развития Алексея Тимченко.

Имя заработали. Что дальше?

– Алексей Павлович, ВЭФ во Владивостоке пройдет в пятый раз. Стал ли наш форум важным международным событием?

– Да, безусловно, это признанный в Азии форум. Тут мы идем по стандартной матрице организации подобных мероприятий, принятой в мировой практике. Результативность достигается не только с помощью конкретного содержания, но и за счет регулярности, периодичности самого формата подобных встреч. При этом высокую значимость форуму придает традиционное участие в нем нашего национального лидера. 

Также стоит отметить, что сам формат Восточного экономического форума постепенно трансформируется, расширяется, его тематика начинает захватывать не только экономику в чистом виде, но и многие другие аспекты жизни АТР, прежде всего внешнюю политику, вопросы международной безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Северо-Восточной Азии. Поэтому мы можем говорить об успехе ВЭФ как состоявшейся международной коммуникативной площадки, где у Дальнего Востока есть возможности демонстрировать свой потенциал для развития контактов с иностранными инвесторами. 

Другой вопрос, что нужно насыщать программу большим количеством именно практических кейсов (методов ситуационного анализа. – Прим. авт.), которые бы повышали интерес к нашему региону и иллюстрировали бы серьезность намерений и потенциал Дальнего Востока. Касаться они должны не только наших естественных преимуществ в виде природного и географического, возможностей добычи и переработки природных ресурсов, но и инноватики, с которой у нас, честно говоря, пока довольно-таки туго. 

Поэтому достигнутые успехи ВЭФ, на который приезжают лидеры крупнейших экономик АТР и представители бизнеса, нужно развивать в качественном ключе, то есть создавать практикоориентированные предложения для сотрудничества. Иными словами, создавать инвестиционные предложения под ключ, в рамках которых иностранный бизнес будет видеть реальную возможность сотрудничества. 

Это опять же мировая практика, и тут нам есть чему учиться у экономических «тигров» АТР. Проекты ТОРов, свободного порта, дальневосточного гектара – все это нужно показывать в реалиях, тем более что практика работы в этом отношении на Дальнем Востоке нарабатывается. 

Нельзя забывать о том, что на уровне руководства страны поставлены задачи по развитию региона и достижению здесь многих показателей, которые должны быть выше общероссийских. Они касаются развития экономики, социальной сферы, развития территории. И делать это нужно с помощью привлечения частного капитала, прежде всего иностранных инвестиций. Поэтому чем полнее удастся перевести содержательную часть ВЭФ в плоскость конкретных проектов, тем более успешной будет данная международная диалоговая площадка.

Чем богаты, тем и рады?

– На каждой такой встрече присутствует президент Российской Федерации, именно он придает весомость форуму. Достиг ли Владимир Путин поставленной цели: смог ли он прорубить окно в Азию?

– В целом – да. Но суть в том, что после прорубания этого самого окна возникает вопрос его практического использования, и зависит это не только от национального лидера, но и от многих других сил. В том числе и от правительства, региональных администраций и местного бизнеса. 

И вот тут мы видим достаточно осязаемую проблему: показать в это самое окно мы можем не так уж и много. Говоря языком организаторов массовых культурных мероприятий, мы испытываем дефицит репертуара.

Давайте вспомним, что президентом поставлена задача прорывного развития Дальневосточного федерального округа, которая вытекает из стратегии «разворота на Восток». А достичь этого развития можно только на основе самодостаточной экономики и повышения эффективности модели хозяйствования в пределах российского Дальнего Востока. 
На сегодняшний день основа проектов, которые обсуждаются на ВЭФ, – это в той или иной степени добыча различных природных ресурсов: леса, рыбы, угля и так далее. Но это даже не вчерашний день с точки зрения глобального современного мира, а позавчерашний! 

В приоритете должно стоять другое – глубокая переработка сырья, хотя и это уже не дает лидерства в экономическом развитии. 

Ключ к успеху – это создание инновационных технологий широкого спектра назначения, касающихся промышленности, сельского хозяйства, городской среды, условий жизни и так далее. А с этим у нас пока не все гладко, тут есть над чем работать. 

Понятно, что у нас нет Кремниевой долины, да и вряд ли она появится в какой-то ближайшей перспективе. Вместе с тем потенциал есть, и тут, повторюсь, много над чем стоит работать. Прежде всего это глубокая переработка ресурсов. Речь тут не только о морепродуктах или древесине, но и о других сырьевых источниках, которые пока недооценены. Это пушнина, дикоросы Уссурийской тайги, экологически чистая природная вода, поставляемые по трубопроводам углеводороды и многое другое. 

На сегодня такие ресурсы либо не используются, либо это серый сектор экономики, в пределах которого ведется полулегальная хозяйственная деятельность, в том числе и с участием иностранцев. Вывести эти секторы экономики в белые и сделать привлекательными для иностранных инвесторов – вот стратегическая задача. Пока будут существовать условия для вывоза отсюда необработанного сырья, ничего не изменится. Нас и дальше будут воспринимать как развивающуюся экономику сырьевого типа. Но если создать конкурентные условия и выпускать продукцию высокой степени переработки, на которую есть спрос за рубежом, то мы добьемся успеха. 

Ну и, само собой, надо заниматься разработкой технологий и стартапов… 

Где должен быть командир на лихом коне?

– Что будет с ВЭФ, если президент России перестанет приезжать на Русский остров? Зачахнет ли он, как некоторые другие подобные форумы в России – Красноярский, например, который теперь проводится раз в два года, или Хабаровский, вовсе закрытый?

– Ваш вопрос носит явно провокационный характер и напоминает старый анекдот о том, что Россия исчезнет, если исчезнет водка, и появится вновь там, где водка возникнет. 

Безусловно, Путин – очень мощный имиджевый объект, который привлекает к себе колоссальное внимание во всем мире. Яркий пример этого феномена – как раз восприятие его народами Азиатско-Тихоокеанского региона. К примеру, китайцами, которые являются представителями великой нации и, вообще-то, мало кого любят, но очень лояльны к руководству своей страны. Так вот, по собственному опыту общения с самыми разными жителями Поднебесной – от студентов до людей преклонного возраста – могу сказать, что в Китае Владимир Путин воспринимается как сильный лидер, который вызывает восхищение тем, как защищает национальные интересы. И это при том, что китайцы традиционно весьма патриотичны, а имидж собственного лидера КНР Си Цзиньпиня достаточно высок внутри самой страны. 

Поэтому, конечно, «фактор Путина» в рамках ВЭФ имеет огромное значение. Но это, так сказать, видимая сторона процесса, это лицо форума как международного мероприятия. 

С другой стороны, с деловой точки зрения привлекательным должно быть содержание форума, те идеи и проекты, которые обсуждаются и которые должны интересовать иностранный бизнес. Поэтому в перспективе ВЭФ с соответствующим качественным содержанием станет сам по себе фактором роста привлекательности данного мероприятия. В конечном счете ведь наш президент определяет внешнюю политику государства и влияет на создание и поддержание общих условий для бизнеса, однако про сам бизнес речь должны вести предприниматели. 

Дорога легче с добрыми попутчиками

– И вот тут, – продолжает Алексей Павлович, – должна заработать еще одна роль ВЭФ – как площадки, где идет обмен опытом представителей делового сообщества разных стран, которые существенно отличаются друг от друга культурой, менталитетом, законодательством и так далее. Этого пока тоже не так много, ведь в АТР наш ключевой партнер – Китайская Народная Республика, хотя и с другими экономиками мы тоже постепенно развиваем диалог. 

Однако появляются новые участники. Прежде всего Индия, которая на протяжении советского периода во второй половине ХХ века была постоянным стратегическим партнером СССР. И сегодня многое делается для того, чтобы отношения двух стран укреплялись и вышли на принципиально новый уровень. 

Начались отношения с блоком стран АСЕАН, хотя по отдельности с несколькими государствами мы и ранее сотрудничали. АСЕАН включает в себя молодые развивающиеся экономики Юго-Восточной Азии: Вьетнам, Таиланд, Бруней, Индонезию, Камбоджу, Лаос, Малайзию, Мьянму, Филиппины. Также в организацию входит один из так называемых азиатских тигров – Сингапур. Это вообще совершенно новое направление для нашей внешней политики и выход на новый уровень стран Азиатской Пацифики. 

Важной представляется и еще одна стратегическая тема, которую планируется затронуть в ходе саммита в сентябре. Это освоение Арктики – аспект, который как во внешней политике, так и в мировой экономике будет по своему значению становиться все более и более важным в ближайшие годы. Это и транспортно-логистический коридор из Азии в Европу, и вопросы судостроения усиленного ледового класса, и проблемы судоходства. И в этой проблематике стремится участвовать все большее количество стран, и азиатских в том числе. 

При этом Россия сегодня имеет уникальные преимущества: Северный морской путь пролегает в зоне нашего контроля, у нас есть опыт навигации в полярных морях, ледокольный флот, морские кадры. Тематика Арктики перспективна своей трансграничностью, глобальностью, соединением Европы и Азии. 

– Как иностранцы оценивают наш форум?

– Ну иностранцы иностранцам рознь. На таких мероприятиях много участников – это чиновники, предприниматели, эксперты, представители научного сообщества и так далее. И каждая категория гостей, естественно, оценивает его по-своему. 

Насколько я понимаю, наиболее положительное впечатление у экспертов и чиновников, которые получают довольно содержательное общение. Что касается бизнеса, то тут посложнее, потому что пока все же в большей степени переговоры идут о намерениях, хотя постепенно количество совместных бизнес-проектов увеличивается.

Хотя бы не падаем вниз

– Чего удалось добиться Приморью за прошедшие пять лет? Присутствуют ли заявленные в 2014 году рост населения, рост благосостояния, рост экономики, рост инвестиций?

– Давайте возьмем один из ключевых показателей – доходы населения. Не так давно Росстат подвел итоги по всей стране. Эксперты сравнивали три основных показателя: средние доходы людей, уровень бедности и крайней бедности в регионе. Приморский край занял в общероссийском зачете 35-е место. 

Хорошо это или плохо? И хорошо, и плохо. Плохо то, что нас опередили почти все регионы Дальнего Востока, в которых средний уровень доходов населения выше. Конечно, тут есть и объективные причины: в Хабаровском крае, Якутии, Магадане, на Камчатке и Чукотке – северные надбавки к зарплате, на Сахалине существенный доход дают нефтегазовые проекты. Но если Приморье позиционирует себя как центр международного сотрудничества, если у нас порты и логистика, то и рост доходов населения должен быть за счет экономической составляющей. Чего пока не видно. 

Хорошо же то, что уровень жизни населения у нас достаточно сбалансированный. То есть у нас нет ярко выраженного расслоения в обществе. И в экономике хотя и нет явно выделяющихся лидеров, количество предприятий и отраслей, которые они охватывают, обеспечивает некоторую стабильность. 

Это типичная ситуация региона, где идет добыча или переработка каких-то высокомаржинальных (продукция, нужная только по особым случаям. – Прим. авт.) ресурсов, например обработка алмазного сырья. А Приморью необходимо равномерное развитие промышленности, необходимо добиваться пусть и медленного, но роста в большинстве ее секторов. Без этого вряд ли можно говорить об устойчивом развитии всего региона. Поэтому те блага, о которых вы спрашиваете, достижимы только при поступательном развитии экономики. 

Если мы посмотрим нашу статистику, то увидим, что в целом ситуация не очень оптимистичная. Поэтому можно говорить о том, что пока экономика региона сохраняет сырьевой и логистический характер. 

– Порто-франко так и не заработало в ожидаемых масштабах, в дальневосточный гектар и электронные визы для иностранцев мало кто поверил, ТОРы, кажется, дышат на ладан, новых и средних предприятий не прибавилось. Даже большой бизнес (за исключением Роснефти со «Звездой») не зашел на территорию. Оцените эти процессы. В чем была ошибка? Есть ли шанс исправить программы роста? Каких проектов не хватает?

– И тут не все так просто. И не столь мрачно, как вам кажется. Такие уникальные режимы, как порто-франко, не могут быть немедленно запущены на полную катушку, они рассчитаны работать заведомо в долгосрочном периоде. Что касается ТОРов, то под них нужна инфраструктура, которая еще только строится, и это не только у нас в Приморье, но и везде по региону. 

Чего не хватает? Не хватает наукоемких и высокотехнологичных проектов, которые были бы уникальными и не имели аналогов, а на их продукцию был бы высокий спрос как на внутреннем, так и на внешнем рынках. 

Что касается большого «государственного» бизнеса, то тут проблема в непостоянстве решений. Пример тому – проект ВНХК (Восточная нефтехимическая компания. – Прим. авт.), который был заморожен, потом от него вроде как отказались, потом вдруг дали задний ход и сказали, что все же будут реализовывать. Причем два последних действия этой пьесы случились в пределах примерно месяца. Вот как раз такие шараханья, с моей точки зрения, вредят политике «Восточного вектора». Ведь иностранный бизнес отслеживает, что здесь происходит, и если они видят, что наши крупнейшие компании не проявляют постоянства в своих намерениях работать на Дальнем Востоке, то и сами вряд ли будут становиться в авангард тех, кто собирается здесь работать и вкладывать инвестиции. 

Самый очевидный результат – рост въездного неделового туризма, но и он зависит в основном от снижения курса рубля по отношению к резервным валютам.

Нам бы увидеть и пощупать…

– Владимир Путин собирается провести на пятом ВЭФ ревизию развития Дальневосточного федерального округа. Станет ли прорывом новый план?

– Да, ожидается, что будет презентована новая стратегия развития Дальнего Востока, по этому поводу уже появились как позитивные, так и негативные отклики в медиа, есть и критика в адрес Минвостокразвития. 

Все это есть, но суть в том, в какой степени новая программа, если она появится, станет преемственной по отношению к ранее существовавшей. Мне кажется, что речь нужно вести не о планах по развитию, а о конкретном достижении целевых показателей. Которые, говоря языком Ильфа и Петрова, можно увидеть и пощупать. 

– Чего ждать от очередного ВЭФ жителям Владивостока: перекрытий дорог, пробок, закрытия пляжей на Русском?

– Мне кажется, что проведение ВЭФ не вызывает недовольства горожан и не является прямо уж такой большой проблемой для них, даже на Русском нет серьезных ограничений, за исключением доступа на территорию кампуса университета. Зато у жителей Владивостока и края есть возможность контакта с иностранцами. И это хороший повод для городских властей навести порядок в общественных пространствах, улучшить благоустройство, а для всех нас – быть радушными хозяевами, достойными своего города и региона. 

Да-да, мы это основательно подзабыли, но еще в советские времена таким аспектам уделялось очень большое внимание – чтобы иностранцы видели в основном позитивные стороны нашей жизни, и речь тут не только об идеологии. Участники ВЭФ ведь такие же люди, как мы, и так же, как и мы, находясь за рубежом, оценивают городскую среду, культуру и доброжелательность местных жителей и так далее. Поэтому тут мнение о Дальнем Востоке зависит уже от всех нас – по тому, как мы себя ведем, и воспринимают нас наши гости…

– Кстати, а как придание Владивостоку статуса столицы ДФО может сказаться на форуме в этом году?

– Ну тут вопрос скорее касается официального восприятия нашего города, нежели каких-то фактических, видимых изменений. Лично я считаю, что Владивосток и так де-факто был столицей округа, учитывая, что это самый многонаселенный город региона, к тому же имеющий хорошую транспортно-логистическую инфраструктуру – авиа, морскую и железнодорожную прежде всего. 

Но, с другой стороны, Восток – дело тонкое, там формальным статусам и регалиям придается очень большое значение, гораздо большее, чем на Западе. С этой точки зрения перенос сюда столицы федерального округа – это плюс в позиционировании места проведения ВЭФ для наших азиатских партнеров, это автоматический рост статуса Владивостока как коммуникативной площадки. Но, конечно, хотелось бы, чтобы это отражалось и на внешней стороне: состоянии дорог, благоустройстве, озеленении и так далее. Ведь как бы там ни было, а встречают все равно по одежке. 

Поэтому, подводя итог нашей беседы, можно сказать, что на сегодняшний день ВЭФ состоялся как международное мероприятие, но пока не стал полноценным драйвером роста экономики и развития территории региона. Есть над чем работать в будущем…

Автор: Николай КУТЕНКИХ 

Источник: https://vladnews.ru